Преображение Господне

18 и 19 августа на Воскресенском подворье прошли торжественные богослужения в честь праздника Преображения Господня. Богослужения возглавил протоиерей Андрей в сослужении братии. После литургии по традиции было освящение плодов нового урожая.

За литургией после запричастного стиха священник нашего храма иерей Павел Ямсков произнес проповедь: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! С Праздником Преображения Господня, дорогие отцы, братья и сестры!

«Встаньте и не бойтесь», – говорит нам Господь. Преобразившийся на Фаворской горе, Он по-прежнему близок к нам. Посмотрите, что происходит на Фаворе. Гора Преображения – продолжение Синая. На Синайской горе Бог посетил народ свой. Он беседовал там с Моисеем, а позднее – с Илией. Здесь Христос беседует с ними, стоя на месте Бога. Как велико сияние Его славы! Он – в славе Самого Бога. Что может быть больше этого? И Петр, кажется, все понял. Как иудеи во время Исхода, он хочет поставить кущи, чтобы оградить Божественное присутствие, увековечить это мгновение. Осуществить самое великое желание всякого верующего человека: встретиться с Богом и не разлучаться с Ним никогда.

Наконец-то пришло время Бога, открывающего сияние Своей славы на земле живых. Как легко теперь верить в Того, Чей свет видим и касается нас. Пусть наше жилище будет там, где сияет эта слава. Сделаем три кущи, поселимся здесь навсегда.

Таково было желание Симона Петра среди этого видения. И таковым оно бывает часто у нас: здесь в этом мире, ощутимо знать Бога так, чтобы можно было удержать однажды дарованную нам благодать. Жить Богом, удалившись от суеты мира, быть свободными от каждодневных нужд, не знать ни болезней, ни тревог, ни отчаяния. Чтобы открылась наконец жизнь небесному свету, и Бог пришел к нам, и мы были с Ним. Чтобы небо одно заполняло все, и мы не слышали больше ничего о земле и ее бедах.

Это желание – только мечта. Потому сказано в другом Евангелии о Петре: «Он не знал, что говорил». И при этих его словах, «облако покрыло их». И они оказались во мраке, где не видно ничего, где можно только слышать глас Отчий: «Сей есть Сын Мой возлюбленный».

Да, преобразившийся во славе Христос поистине есть Сын Божий, но Он дан нам не в очевидности славы, но в облаке, во мраке веры. Ибо «верою ходим, а не видением». Есть некоторые из верующих христиан, для кого этот мрак иногда просиявает светом. И есть среди нас, для кого этот мрак веры становиться ночью, и они готовы отойти от Церкви.

Преображение Господне возвещает о Кресте и Страданиях Христа. Также и пророки, стоящие справа и слева от Господа, говорят об исходе, который Он должен совершить в Иерусалиме. Но исход не означает только смерть, это именно исход из этого мира. То, что предполагает полноту спасения: смерть, Воскресение и Вознесение Господа.

Преображение становиться прообразованием Вознесения. Два пророка Моисей и Илия преклоняются перед великим Первосвященником, Который смертью Своей и Воскресением исполнит Превечный Совет Пресвятой Троицы. В свете Преображения начинает раскрываться слава конца времен и Второго Пришествия Христова.

Одежды Спасителя сделались «белыми как свет». Белизна для библейского восприятия была не просто знамением святости, но Самого Бога. Белый цвет – цвет совершенства, чистоты и непорочности. В конце времен праведники будут в белых одеждах, потому что они будут причастны славе Божией. Но белый цвет имеет и другое значение. Он являет великолепие царских и священнических одежд. Царственность Мессии неотделима от Его священнического достоинства, и Преображение становится Таинством посвящения Великого Первосвященника. Христос всецело отдает Себя Отцу Небесному, и Он – Первенец тех, чья жизнь для освящения мира. На Фаворе, говорят святые отцы, совершается богослужение – в самом первом и великом значении этого слова, где Христос – Великий Первосвященник «лучшего завета, поручителем которого Он Сам является».

За Божественной литургией, когда совершается принесение Тела и Крови Христовых, мы находимся на горе Фаворской. И все места встречи с Господом – гора Фавор. Всюду на земле происходит соединение Бога, сходящего на землю, и человека, восходящего к небу.

Мы должны научиться жить истинным ожиданием конца истории, когда придет Господь со славою многою, и мы увидим знамение Сына Человеческого – Крест Его. Аминь!»