Епископ Фома открыл мемориал защитников лавры на Воскресенском подворье

1 июня на Воскресенском подворье лавры преосвященным епископом Фомой в сослужении настоятеля подворья иеромонаха Гурия был открыт первый в истории мемориал, посвящённый защитникам Троицкого монастыря, павшим в годы польской осады 1608-1610 гг. На средства нашего земляка депутата Государственной Думы Сергея Пахомова и по проекту и инициативе настоятеля подворья были изготовленны мраморные плиты, в точности повторяющие лаврский Синодик XVII века, в котором поименно перечисленны все погибшие и умершие от ран братья и труженники нашей обители, ценой своей жизни защитившие Сергиев Посад в годы Смутного времени.
Мемориал расположен внутри часовни-баптистерия на территории Воскресенского подворья и представляет 30 мраморных плит с высеченными на них именами героев.

В торжественной церемонии открытия мемориала приняли участие депутат Государственной думы С.А. Пахомов, заместитель директора Сергиево-Посадского государственного музея С.В. Николаева, представители военкомата и ветеранских организаций. Хор Воскресенского подворья под управлением Дениса Патяева исполнил концерт «Блаженни яже избрал…» композитора Львовского.

В словах участников открытия мемориала прозвучали мысли об особо значимой социальной и государственной миссии монастыря – прославлении тех, кто отдал жизнь за Отечество, и вдохновение современников.

Особо значимая социальная и государственная миссия монастыря – прославление тех, кто отдал жизнь за Отечество, вдохновлявшее на подвиг будущих героев.

Особое общественное и государственное значение в средние века имели воинские поминания. Такое отношение к защитникам Отечества было закреплено в решениях соборов и царских указах. В XVI–XVII​ вв. в приказах велись списки убитых в сражениях и эти сведения дошли до нас в форме синодичных воинских поминаний. Известный Синодик Успенского собора Московского Кремля XIV–XVI​ вв., имел, по выражению С.Б.​ Веселовского, значение «государственного», поскольку важнейшим его назначением было «поминание и прославление пострадавших в борьбе за веру, церковь и отечество». Очевидно, что эта практика осуществлялась и за пределами столицы, о чем свидетельствуют синодики Троице-Сергиева монастыря.

Списки поминаний погибших и умерших в период военных действий содержатся в нескольких троицких поминальных книгах. В этих источниках нашли отражение следующие события: Куликовская битва 1380​ г., Суздальское побоище (1445​ г.), взятие Казани (1551​ г.), нашествие на Москву хана Девлет-Гирея (1571​ г.), осада Великих Лук (1580​ г.), Ливонская война, военные действия в период Смутного времени (1605–1615​ гг.), осада Троице-Сергиева монастыря (1608–1610​ гг.), война с Польшей: бои в Дорогобуже (1634–1635​ гг.), в Смоленске (1654​ г.), городское восстание во Пскове (1650​ г.). В троицких рукописях нет точных данных о размере вклада за эти поминания и кормы, но само их появление в этих документах, особенно в Кормовой книге, предполагает поступление значительного царского пожертвования в монастырь, свидетельствующего о государственном значении сохранения памяти о павших.

Троицкие синодики дают возможность проследить «документальное оформление» одного из воинских поминаний – помянника погибших во время осады монастыря в 1608–1610​ гг. Наиболее полным списком погибших во время осады до недавнего времени считался перечень имен, включенный в троицкий Синодик 1630-х годов (Синодик​ 818), носящий явные признаки редакционной обработки. В списке отобраны только люди, непосредственно связанные с монастырем, что отмечено в заголовке: «братии, слуг и всяких монастырских служебников». Выделены группы: священники, дьяконы, клирошане, соборные старцы, служебники-иноки, слуги, постригшиеся, не постригшиеся, постригшиеся перед смертью; служебники-миряне объединены по профессиям; отдельно указаны монахи Подольного монастыря. Кроме принадлежности к группе список не дает никаких сведений о поминаемых. Протограф этого списка пока не известен, хотя, безусловно, в 30-е годы XVII​ в. у составителей рукописи был более полный источник информации, на основе которого и была сделана редакция, вошедшая в Синодик​ 818.​

Только через 20–25 лет список погибших при защите монастыря был оформлен «официально» и, наряду с другими воинскими поминаниями, внесен в сокращенном и отредактированном виде с указанием дня панихиды в Синодик 1630-х годов (818).

К этому моменту осада монастыря уже стала легендарным событием, поэтому важнее, чем сведения о реальных людях, был большой киноварный заголовок, стройная структура текста, демонстрирующие отношение к славной истории обители. Так, «повседневный» необходимый церковный обряд превращался в особо значимую социальную и государственную миссию монастыря – прославление тех, кто отдал жизнь за Отечество, вдохновлявшее на подвиг будущих героев.

 

По материалам статьи:

Николаева С.В. «К истории Троице-Сергиева монастыря в период Смутного времени (по синодикам, вкладным книгам и описи 1641/42 г.)»