Обретение честных мощей прп. Сергия, игумена Радонежского

17 и 18 июля в день обретения честных мощей преподобного отца нашего Сергия игумена Радонежского на Воскресенском подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры прошли праздничные богослужения. За Всенощным бдением настоятель с братией и прихожанами храма вознесли свои молитвы к игумену земли Русской и совершили акафистное пение. За Литургией после запричастного стиха священник нашего храма иерей Иоанн Калиниченко произнес проповедь: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Дорогие братья и сестры сердечно поздравляю всех вас с великим праздником — с днем памяти святаго преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца. Преподобный Сергий является действительно светильником в масштабе всей своей жизни и всей истории. Как в пламени свечи концентрируется вся ее энергия, так и в личности преподобного Сергия сконцентрировались весь свет и вся духовная сила Святой Руси.

Когда мы говорим: «Святая Русь», что мы имеем в виду? Некоторые считают, что это всего лишь миф, некая идея, которая была присуща нашему народу в средние века. Другие пытаются найти воплощение Святой Руси в том или ином историческом отрезке времени и, указывая на тот или иной период, говорят: вот это и была Святая Русь. Но ни то, ни другое не верно. Святая Русь — это не миф, и Святая Русь — это не историческая реальность. Святая Русь — это то, что мы называем метареальностью, то, что за границами человеческой реальности. Но если мы употребляем слово «реальность», значит, то, что находится за границей, имеет отношение к нашей повседневной жизни. И становится ясным, что Святая Русь — это неумирающий духовно-нравственный идеал нашего народа, и выражением этого идеала, его вершиной является святость.

Братья и сестры, давайте сами себе зададим простой вопрос: а где еще святость была основным, главным идеалом жизни людей? Ведь речь идет не о монастырях, не о закрытых группах людей, посвятивших себя служению Богу, — речь идет обо всем народе. Обычно у народа другие идеалы, связанные с земной жизнью, — идеалы богатства, власти, могущества. Но идеалом нашего народа была святость, это была общенациональная идея, и потому те, кто достигал святости, кто реализовывал этот общенациональный идеал, становились героями — героями духа, подвижниками, светильниками, теми, на кого равнялись люди — и князья, и бояре, и правители, и военачальники, и простые крестьяне, и монахи, и миряне. А из всех тех, кто воплотил в себя идеал Святой Руси, на первом месте — святой преподобный Сергий, игумен Радонежский, на земле которого мы с вами проживаем.

А почему на первом месте? Откуда установилась такая последовательность: кто первый, кто второй? Кто-то может спросить: а что бы мы могли прочитать из того, что принадлежит перу преподобного Сергия? Ответ такой: не сможете прочитать ничего, он не оставил после себя ни строчки. Но, может быть, он сделал что-то очень важное, что можно было бы увидеть, пощупать, к чему можно было бы притронуться? Нет, он лишь построил обитель — скромную, деревянную, в непроходимых чащах и лесах, которая не могла быть выразителем мощи всего народа и всей Церкви…

А вот преподобный Сергий, который явил святость жизни в простоте и смирении, в мудрости и мужестве, стал таким олицетворением Святой Руси. И не своими письменами силен святой Сергий, а своими учениками. Уже при его жизни, а затем и после кончины создается множество монастырей, которые начинают повторять духовный опыт Троице-Сергиевой лавры. А сама Лавра начинает расширяться, укрепляться, благоустраиваться и становиться не только духовным центром, но и местом сопротивления внешним врагам. И мы знаем, что когда в XVII веке началось Смутное время, к которому наш храм, в котором мы с вами находимся, имеет прямое отношение. Судьба страны висела на волоске, крепостные стены Лавры не сдались многократно превосходящему по численности врагу. Почему? Да потому что сила духа сопротивлявшихся монахов и стрельцов была столь велика, что невозможно было ее сокрушить.

И вот здесь мы нащупываем какую-то связь между духовным подвигом человека, между святостью и реальностями нашей жизни, нашего исторического бытия. Эта связь очевидна, потому что святость не может быть ограничена лишь одной личностью. Святость — это явление Божией благодати, а Божия благодать сильнее всякой радиации, она влияет на умы и сердца, она объединяет тысячи и миллионы людей. Всё это нельзя пощупать и увидеть, как нельзя было прочитать письмена святого преподобного Сергия, потому что их просто не существовало. Но благодать Божия через святых людей производит великое чудо преображения человеческой личности.

Братья и сестры, мы знаем, что именно своей святостью, а не какими-то внешними дарами, какой-то особой волей или силой, — именно святостью объединил преподобный Сергий разрозненные русские княжества. Сердцем, просвещенным Божественной благодатью, он узрел в Дмитрии Донском того, кто будет способен сокрушить врага. И объединив своим тихим голосом, но горячей и сильной молитвой разрозненные русские земли, тем самым предопределил победу на Куликовом поле, с которой началось освобождение нашего Отечества.

Вот так, дорогие мои, духовное влияет на мирское, внешнее. А что же происходит, когда духовное изгоняется из жизни? Мирское становится слабым, убогим, подчас карикатурным. И чем больше напрягаются люди, чтобы умножить свою силу, не имея связи с Божественной благодатью и с духом, тем более тщетными кажутся их усилия.

История нашего Отечества в XX веке является ярким примером того, как самые мощные человеческие усилия, осуществляемые вне связи с Богом, разрушаются подобно Вавилонской башне. Поэтому, может быть, самый главный урок, который преподает нам преподобный Сергий, который преподает нам Святая Русь как немеркнущий, неумирающий идеал, — в том, чтобы мы сохраняли этот идеал, к нему устремлялись, а на пути к этому идеалу делали все возможное для того, чтобы жизнь наша становилась чище, светлее, справедливее, чтобы народ наш обретал единство, духовную силу и способность решать все проблемы, которые встают на его историческом пути. Все это возможно с Богом. И преподобный Сергий, к которому мы в таком множестве пришли сегодня в обитель, учит нас этому. Не забудем его великого и спасительного урока. Аминь».